Шаг вперед, два шага назад (Почему юристы не останутся без работы)

Step forward

В начале сентября этого года Верховная Рада наконец-то приняла профильный закон об электронной коммерции. Необходимость его принятия не вызывает сомнений – рынок e-commerce постоянно демонстрирует рост показателей, а отсутствие правового регулирования в такой ситуации невыгодно как государству, так и участникам рынка.

Но следует понимать, что интересы государства и предпринимателей существенно различаются между собой: рынок нуждается в регулировании, то есть - в установлении четких и понятных правил игры, тогда как деятельность государства, как и прежде, направлена на жесткий контроль хозяйствующих субъектов.

При комплексном анализе ситуации, сложившейся вокруг интернет-предпринимателей, можно однозначно сказать, что принятие профильного закона – это только первый шаг. Более того, до тех пор, пока государство в лице всех веток власти не произведет последующих шагов навстречу бизнесу, Закон Украины «Об электронной коммерции» будет лишь набором декларативных норм.

В Законе действительно много позитивных моментов, о которых уже неоднократно писали - установлена процедура заключения договоров в сети, упрощена процедура подписания и предоставления согласия на обработку персональных данных, частично упрощено ведение бухгалтерского учета, установлены требования к продавцам…

Однако, следует отметить, что, в конечном итоге, целью такого регулирования является скорее защита прав и интересов потребителей, нежели облегчение деятельности субъектов рынка электронной коммерции. Формализация и наличие требований ко всем этапам электронной сделки возлагает на последних дополнительные обязанности (например, продавец должен разместить определенную законом информацию о себе на сайте). С другой стороны, в разработке закона принимал участие бизнес, поэтому для тех, кто и раньше работал со своими клиентами прозрачно и добросовестно, фактически ничего не поменялось.

Много было сказано также и о терминологических недочетах закона – например, дано определение понятия «электронной формы представления информации», которое ни разу больше не используется в тексте нормативного акта. В тоже время, юристы уже привыкли к недочетам нормотворчества и, объективно скажем, профильный закон, за исключением нескольких мелочей, достаточно качественен.

Однако, в вопросах взаимодействия государства и бизнеса важно совсем другое – не лишние запятые, некорректные определения или невнимательность депутатов. С этим можно жить, даже можно вести успешное дело! К сожалению, как и прежде, предпринимателей «кошмарит» не отсутствие законов, а их репрессивное применение…

Основное, что интересует любой бизнес, e-commerce в том числе, - это взаимодействие с исполнительной веткой власти. Для того, чтобы поддержать и без того пострадавший от кризиса рынок, необходимо обеспечить слаженное действие государственного механизма: все инициативы законодательной ветки власти должны находить свое отображение и в действиях служб и министерств… Принятие же профильного закона, к сожалению, не решает основных проблем, с которыми сталкивались и продолжают сталкиваться представители электронной коммерции.

Наиболее актуальным является, конечно же, вопрос об использовании регистраторов расчетных операций (далее – РРО). Как известно, Законом Украины от 28.12.2014 № 71-VIII «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые законодательные акты Украины относительно налоговой реформы» было установлено обязательство для большинства интернет-магазинов, частных предпринимателей и платежных систем использовать РРО. При этом, сложилась неопределенная ситуация для тех субъектов хозяйственной деятельности, которые действуют исключительно в сети без непосредственного контакта с потребителем (к примеру, продавцы веб-сервисов и услуг и другие). Проведение расчетов по таким операциям не является приемом средств по месту реализации услуги (то есть не являются расчетной операцией в понимании Закона Украины от 6 июля 1995 года N 265/95-ВР «Об использовании регистраторов расчетных операций…», а значит, обязанности использовать РРО у таких субъектов формально нет. Но с целью обезопасить себя многие обратились в фискальную службу за официальными разъяснениями.

В одном из первых писем (Письмо ДФС Украины от 30.03.2015 г. № 6556/6 / 99-99-22-07-03-15 «О порядке проведения расчетов в системе электронной торговли») фактически было подтверждено то, что в случае, если место расчетов не определено, РРО не используется. Но в своих последних разъяснениях ДФС придерживается уже кардинально другой позиции. К слову, постоянная смена правоприменительного курса, как известно, ничего хорошего за собой повлечь не может.

В частности, в Письме ДФС Украины от 07.10.2015 года N 22818/10/28-10-06-11, указано, что при осуществлении расчетов за товары (услуги) субъекты хозяйствования обязаны применять РРО, в том числе - при осуществлении безналичных расчетов с помощью платежных карт с использованием сети Интернет. Аналогичный посыл - в письме ДФС от 01.10.15 №20887/6/99-99-22-07-03-15.

Анализ законодательства и приведенных выше писем является свидетельством ситуации, при которой «голова не знает, что делают руки». Пока что складывается впечатление (дай Бог, обманчивое), что принятие профильного закона не то чтобы полумера, а скорее ширма, которой можно удобно прикрыться и задекларировать поддержку инновационного бизнеса, тогда как исполнительная ветка продолжает этот самый бизнес выкручивать, как может.

Еще одна проблема, которую никак не устранит законодатель, - проблема использования электронных денег мелкими предпринимателями. Раз вместе с принятием закона «Об электронной коммерции» депутаты не посчитали нужным разрешить единщикам использовать альтернативные способы расчетов, ожидается, что этого и не произойдет в обозримом будущем. Тем не менее, большинство украинских интернет-магазинов являются плательщиками единого налога второй или третьей группы, однако, в силу п.п. 291.6 Налогового кодекса не имеют права подключить к своим сайтам новые формы оплаты, довольствуясь исключительно карточками банков. В то же время, легальное использование электронных денег могло бы повысить выручку мелкого бизнеса на 10-15 процентов.

Следует также отметить, что на e-commerce влияет и общая, зачастую репрессивная, политика касательно предпринимателей. Здесь нельзя не упомянуть еще одно недавнее письмо ДФС от 25.09.2015 года N 8960/С/99-99-10-03-02-14, согласно которому любая ошибка в заполненной налоговой декларации может быть основанием для возбуждения уголовного производства по ст. 358, 366 УК Украины. Конечно же, отсутствие умысла не даст возможности довести дело даже до суда, но позволит налоговикам прибегнуть к множеству следственных действий, осуществление которых, естественно, будет использоваться, как инструмент давления.

Подводя итоги, хотелось бы поддержать нашего законодателя в несомненно великом деле – инновационном, проевропейском реформировании законодательной базы. Однако, реформы, как известно, не заключаются лишь в издании новых нормативных актов. До тех пор, пока в головах исполнителей (читай – чиновников) царит разруха, ни один закон не поможет построить благоприятный бизнес-климат.

А пока что…

Нам и нашим коллегам по юридическому цеху, следует вооружиться нормами Закона «Об электронной коммерции» и продолжать стоять на страже спокойствия наших клиентов, поскольку такова высшая миссия любого юриста.

НУЖЕН СОВЕТ ЮРИСТА?

ЗАКАЖИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ В BITLEX

Заказать консультацию

*Если консультация, с которой обратился клиент, требует углубленного изучения, в связи с чем юрист вынужден будет потратить на предоставление консультации значительное количество времени, стоимость консультации (предварительно согласованная с клиентом) может быть увеличена.